Музыкальный клуб Льва Комова

Заглянули
Заглянули
любителей джаза

ИЗЯЩНО ОРГАНИЗОВАННОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ

ИЗЯЩНО ОРГАНИЗОВАННОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ

Вот пластинка, впитавшая всю красоту и ярость мира! Вот музыка, под которую можно сражаться и любить, побеждать и терять боевых товарищей. Пластинка-вызов. Пластинка-зов. — The Ballad of the Fallen. — Высеченная в звуке поэма Блока «Двенадцать».

 

Кругом — огни, огни, огни...
Оплечь — ружейные ремни...

Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!

  А.Блок, «Двенадцать»

 

Двенадцать пассионариев от музыки, объединенные названием  «Liberation Music Orchestra» (LMO), под командованием контрабасиста-лидера Чарли Хэйдэна и пианистки Карлы…(Так и хочется добавить «Маркс»!) Нет, все-таки пианистки Карлы Блэй бросаются в бой под знаменами джаза, вооруженные только верой в справедливость и темами революционных песен времен Гражданской войны в Испании. Песен, рожденных в кипящих смутой Чили, Сальвадоре, Португалии. Есть здесь и символ борьбы за демократию, знаменитая «El Pueblo Unido Jamas Sera Vensido!», и красивейшая сальвадорская «The Ballad of the Fallen», и стоящий в открытии пластинки… траурный марш, в первоисточнике песня восставших каталонских крестьян, в дальнейшем официальный гимн Каталонской республики. Есть и посвящение героине испанской войны Долорес Ибаррури***, знаменитой Пасионарии, олицетворявшей патриотический клич всех времен «No pasaran!». Есть и фирменная хэйденовская «Silence» («Тишина»), которой по мнению автора, все в этом мире начинается и все заканчивается. — Прекрасные мелодии, инкрустированные сдержанным авангардом. 

 

Надо сказать, что первая пластинка LMO, которая так и называлась «Liberation Music Orchestra» и также построенная на музыке боровшихся народов, была записана двенадцатью годами ранее, еще в 1969 году, в то время когда США выжигали напалмом Северный Вьетнам. Импульсом для создания альбома стал личный протест Хэйдена против империализма в целом и этой агрессии в частности. Героем музыкантов стал тогда их современник Че Гевара. Так что если джаз является музыкой протеста черных, то вот вам один из лучших образцов музыки протеста белых.

 

Удивительно, что в империалистической Америке, в разгар «холодной войны» эта пронизанная революционными настроениями пластинка была номинирована на «Грэмми», а в буржуазной Франции она удостоилась высшей музыкальной награды!

Нельзя не вспомнить и последний релиз LMO — «Not In Our Name» (2005 г.). Постоянными величинами в оркестре остались только сам Хэйден и Карла Блэй. Однако высокий полет и боевой дух музыкантам удалось сохранить и приумножить. В одних композициях столько трепета и грусти, хоть фильмы Рязанова озвучивай. Другие замешаны на регги. Третьи сочатся иронией, переливаются всеми гранями стеба, как например композиции, в названиях которых присутствует слово «Америка».

 

 

 

 

— Не сдавайся! — Призывает слушателя Чарли со страниц буклета диска. — Борьба продолжается! И это славно, если борьба приобретает такие прекрасные формы. Я это все к чему? — Хотел рассказать о прекрасном музыканте, одном из лучших контрабасистов Чарли Хэйдене, авторе великого множества прекрасных пластинок, который уже в три своих неполных года пел вместе с родителями в радиопередачах, о единственном белом музыканте в ансамбле создателя фри-джаза Орнетта Коулмена. О Хэйдене — отце трех дочерей, две из которых играют на контрабасе, а третья — на виолончели. Но рассказ подождет до следующего раза. А пока просто послушайте его композиции. Например, вот эти, с альбома Хэйдена 2001-го года Nocturne — En La Orilla Del Mundo и Tres Palabras (Three Words). Да там все композиции отличные!

 

Или вот еще! — Twilight Song и Body And Soul — замечательные дуэты, записанные вместе с известным пианистом Кенни Барроном. Это — Хэйден, так сказать, балладный…

 

Замечательная пианистка и бэнд-лидер Карла БЛЭЙ конечно же заслуживает, как и ее верный соратник Чарли, отдельного долгого повествования. Поэтому пока послушаем всего лишь пару ее композиций, записанную вместе с супругом, контрабасистом Стивом СВОЛЛОУ —  End of Vienna и тревожную, словно перекликающуюся с тем самым известным альбомом LMO, Reactionary Tango.

 

 

*** Долорес Ибаррури Гомес (9.12.1895 – 12.11.1989) «Но пасаран!» — «Они не пройдут!» — Именно ей принадлежит эта знаменитая фраза, мгновенно ставшая кличем на все времена всех патриотов, защищающих свою родину. Она произнесла это на митинге в Париже, в 1936-м году. И продолжила:

— Если позволить фашистам продолжать преступления, которые они совершают в Испании, агрессивный фашизм обрушится и на другие народы Европы. Нам нужна помощь, нужны самолеты и пушки для нашей борьбы. Испанский народ предпочитает умереть стоя, нежели жить на коленях.

Видный деятель испанского и международного коммунистического движения, активная участница республиканского движения в годы Гражданской войны 1936 – 1939 годов, Ибаррури стойко перенесла шесть арестов и тюремное заключение. Какие там «суды по правам человека»?! Какие там правозащитники?! — Только безжалостные франкисты, только пытки, только тюремные камеры. — Пламенная Пасионария (от исп. Pasionaria, «страстная») рассчитывала только на свое мужество и на поддержку товарищей на воле.

Ибаррури активно боролась за объединение испанцев в едином национальном фронте, против стремления диктатора Фрáнко втянуть испанский народ в войну на стороне гитлеровской Германии. Участвовала в международном антифашистском движении.

Сын Ибаррури — командир пулеметной роты Рубéн Руис Ибáррури (1920 – 1942), Герой Советского Союза, погиб в Сталинграде. Памятник ему воздвигнут на Аллее Героев в центре Волгограда. Именем матери названа улица в Екатеринбурге, именем сына — в Липецке и Донецке.

 

 

 

 

 

 

 

Искренне Ваш, Лев КОМОВ.

Выпускающий редактор Андрей НЕДОСТУП.