Музыкальный клуб Льва Комова

Заглянули
Заглянули
любителей джаза

МНОГОЛИКИЙ ДЖАЗ 90-Х

МНОГОЛИКИЙ ДЖАЗ 90-Х

Джаз — великий чёрный волшебник с лицом Луи Армстронга. Лёгкий взмах барабанной палочки, небрежная пробежка пальцев по клапанам саксофона, короткий вздох контрабаса, пауза там, где её вчера не было в помине, и… Из романтических 60-х в мгновенье ока мы переносимся в неоновые 90-е с их пылающим коктейлем из ритмов, вер, культур, экстренных выпусков новостей и… необъяснимой тяги к прошлому, обратно в гостеприимные 60-е.

     В этом выпуске зашифровано послание джазменов девяностых к нам, слушателям из будущего. И если быть чуть внимательнее, чем это предусмотрено нашим лёгким форматом, то можно заметить, как музыканты то и дело поминают добрым звуком хорошо забытое старое.

     Вот талантливая молодёжь — группа US3 — копается в творческой кладовке Музыканта с двух больших букв «Х» — композитора и отличного пианиста Хэрби Хэнкока. Копается она так, что шум и успех стоят до небес! А ведь эту самую композицию — Cantaloupe Island (переиначенную на диджейский лад в Cantaloop) — тогда ещё молоденький кучерявый Хэрби написал аж в 1964 году!

     Известный мастер саксофонного дела, обладатель тёплого, эталонного звука Скотт Хэмилтон на глазах у изумлённой публики оживляет дыханием знакомые всем «Осенние листья» (Autumn Leaves).

     Кубинский пианист Гонзало Рубалькаба прикасается самой своей душой к ленноновской Imagine. Другой пианист, француз, творчески блуждающий по границе джаза и классики, Жак Люссье, копает глубже — до вечной космической мерзлоты, до самого первого вселенского Баха! До Иоганна нашего Себастьяна! И грандиозный небожитель вдруг улыбается нам новой, незнакомой, но приятной улыбкой обитателя 90-х, нашего соседа, который в пушистом свитере выгуливает во дворе своего золотистого кокер-спаниеля.

     Джаз! Джаз! Джаз! Тысячи белых голубей в пронзительно-синем небе! Тысячи новых мелодий в пронзительно-знакомой теме.

     Вот трио джазовых супергитаристов The Great Guitars помогает засиять старенькой доброй My Funny Valentine сокрытыми ранее гранями, расцвести прекрасными, сладкими, диковинными цветами, устремиться в будущее побегами блестящих импровизаций.

     Вот известнейший английский рок-барабанщик, ковавший славу таких супергрупп, как Cream, Blind Faith, Ginger Baker Air Force, собственно, Джинджер Бейкер в составе уже джазового трио своего имени с чувством, с толком, с грамотной расстановкой ударных тонет в лирике Spanish Love Song, одной из лучших баллад, сочинённых его партнёром по новому ансамблю Чарли Хэйденом.

     Швейцарец Андреас Волленвайдер нащипывает на своей электронной арфе уютный вальсок, американский трубач Уинтон Марсалис выдувает медь в заводной, стремительной Linus&Lucy, индийский перкуссионист Трилок Гурту убаюкивает своей «Африканской фантазией» жирафов и львов в саванне где-то близ городка Фада-Нгурма…

     …И та же искромётная US3 с той же хэнкоковской Cantaloop, только уже в инструментальной версии, завершает наш вечер джазовых чудес. Что ж, иногда бывает так хорошо, что слова не нужны!

     — Да и то верно! Зачем нам с тобою, Зин, на нашем уютном джазовом сеновале какой-то вокалист?! И так перезимуем!

 

     Трио US3 (в середине) в составе продюсера Джеффа Уилкинсона, а также рэперов Кей Си Би и Шабаама Сахди, получившее своё название «в честь» скоростного шоссе на востоке Америки, умело замешало хип-хоп на традиционном джазе.
     Если саксофонист Скотт Хэмилтон (слева) — признанный мастер джазовых баллад,
то перкуссионист Трилок Гурту (справа) — непревзойдённый умелец играть на всём, что гремит, шуршит и побрякивает.

 

 

     Харизматичный Бобби МакФеррин (слева), вокалист, неугомонный импровизатор и гениальный коммуникатор, вполне мог бы олицетворять джаз 90-х.
     Джинджер Бэйкер (сидит на ж/д путях) в окружении своих знаменитых «кремовых» коллег — Эрика Клэптона и Джека Брюса. Спустя три десятка лет старый конь не испортил и джазовой борозды!
     Приверженец нью-орлеанской традиции трубач Уинтон Марсалис по сей день дует в одну дудку со своим великим предшественником Луи Армстронгом.
     Гитарист-ветеран Джим Холл (справа) как в 60-е, так и в 90-е был неизменно изобретателен и свеж звуком. Послушайте повнимательнее его Beija-Flor с ее замираниями и парениями!

 

ЕСЛИ ДРУГ НЕ ПОСЛУШАЛ ВДРУГ…
ПОЖАЛУЙ, ЛУЧШИЕ ДЖАЗОВЫЕ АЛЬБОМЫ 90-Х

     
Gonzalo Rubalcaba — Imagine: Live in America (1994)   Bobby McFerrin/Yo-Yo Ma — Hush (1992)   Jacques Loussier Plays Bach (1996)   Herbie Hancock/Wane Shorter — 1+1 (1997)
     
John Pizzarelli —
P.S. Mr. Cole (1999)
  Kenny Barron / Charlie Haden — Night and the City (1996)   Oscar Peterson — Summer Night in Munich (1999)   John Zorn —
Bar Kokhba (1996)

 

КИНО ПРО ДЖАЗ

СМОТРЕТЬ СЕЙЧАС: Фильм «Сладкий и гадкий», 1999 год, реж. Вуди Аллен

     На самом излете десятилетия, в 1999 году, плодовитый режиссер, сценарист, писатель и большой любитель раннего джаза Вуди АЛЛЕН снял замечательную картину о начинающем музыканте, прототипом которого послужил знаменитый цыгано-французский гитарист, внесший значительную лепту в развитие жанра, Джанго РЕЙНАР.

     «Сладкий и гадкий» — такое название получила в российском прокате эта лента. Главные роли совершенно блестяще сыграли бывший муж мадонны Шон ПЕНН и нынешняя супруга Квентина Тарантино Ума ТУРМАН. Кстати, свободное от основной работы время Вуди АЛЛЕН посвящает игре на кларнете в джазовом оркестре. А еще он записывает джазовые компакт-диски и видеоверсии своих концертов.

 

Искренне ваши,

Лев КОМОВ, главный редактор интернет-журнала JAZZ-FёST!

Андрей НЕДОСТУП, выпускающий редактор,

Олег ЧИРКАШЕНКО, комиссар по делам завсегдатаев социальных сетей.