Музыкальный клуб Льва Комова

Заглянули
Заглянули
любителей джаза

«ЩЕЛКУНЧИК»: вечнозеленая классика

«ЩЕЛКУНЧИК»: вечнозеленая классика

Много на свете чистых, добрых и прекрасных рождественских историй. Но эта — особенная! А может быть, и лучшая. Балет «Щелкунчик» Петра нашего Ильича Чайковского. Шедевр! В основе, и в центре, и на вершине которого — гениальная музыка! Музыка, украсившая и опередившая свое время, пережившая несколько войн и революций, разбудившая, оживившая, окрылившая миллионы сердец.

Балет «Щелкунчик». Танец Феи Драже. Исполняет Нина Капцова.
 

     Послушайте еще раз знаменитое адажио! Посмотрите на танцующих Екатерину МАКСИМОВУ (Мари) и Владимира ВАСИЛЬЕВА (Принц)!

     Принц — желанный гость из снов и грез, воплотившаяся на миг мечта. Он парит над землей. Это движения не человека, но призрака. Именно так трактовал образ Принца выдающийся балетмейстер Юрий ГРИГОРОВИЧ, поставивший в 1966 году «Щелкунчика» на сцене Большого театра специально для ярчайших звёзд советской балетной сцены — Максимовой и Васильева. 

 

   
   

Творцы «Щелкунчика»: сказочник Гофман, писатель Дюма, балетмейстер Петипа
и композитор Чайковский.

 

   

И.А. Всеволожский и Н.Ф. фон Мекк.

Клин-дореволюционный. Городок, в котором восемь лет жил и творил великий композитор.

В этом кабинете Чайковский работал над «Иолантой» и «Щелкунчиком», «Спящей красавицей» и двумя симфониями.

Может быть история Мари и Принца приснилась Петру Ильичу в этой скромной спальне?

     А ведь эта бессмертная музыка была сочинена… на заказ! Правда, это был заказ Дирекции императорских театров, но все-таки… Были и договор, и аванс, и срок сдачи, и мягкий диктат, как теперь принято говорить, продюсера.

     Более того, Чайковский, страстно любивший балет, в этот раз работал над сочинением, преодолевая и антипатию к сюжету, и неуверенность в своих творческих возможностях, и даже семейную трагедию. Работал медленно. Срывая графики. Разочаровывая современников.

     С другой стороны, не будь заказчика, вряд ли мы с вами сегодня восхищались бы этим бессмертным произведением. Хватило бы, конечно, и «Лебединого озера» со «Спящей красавицей», но… без «Щелкунчика» мир музыки был бы не полон! Вот и спорьте после этого о роли продюсера и его «творческого пенделя» в жизни отдельно взятого художника да и в истории искусства в целом. Тут можно вспомнить и «черного человека», заказавшего Моцарту «Реквием» («Амадей», реж. Милош Форман), и сэра Джорджа МАРТИНА, «пятого» в квартете «Битлз»…

     Впрочем причин, по которым «Щелкунчик» мог не появиться на свет, как минимум, на одну больше. Кто знает, не откажи страстная любительница музыки и меценатка Надежда Филаретовна фон МЕКК своему доброму, искренне почитаемому другу Петру Ильичу в своей многолетней материальной поддержке, может быть тот и не взялся бы за тягостную для себя работу. «Теперь, — писал он в сентябре 1890-го года музыкальному издателю П.И. Юргенсону, — сообщу тебе весьма для меня неприятную вещь. У меня отныне шестью тысячами в год будет меньше. На днях получил от Н.Ф. фон Мекк письмо, в коем она сообщает, что к крайнему своему прискорбию, вследствие запутанности дел и разорения почти полного, принуждена прекратить выдачу ежегодной субсидии. Я перенес этот удар философски, но, тем не менее, был неприятно поражен и удивлен». На этом материально-платонические отношения Чайковского со своей покровительницей навсегда прекратились. В благосостоянии привыкшего жить на широкую ногу Петра Ильича потянуло неприятным сквознячком. И так уж устроен мир искусства, что на место отошедшего в сторонку мецената тут же, пока не остыло, просит позволения присесть доброжелательный с виду «карабас-барабас»…

     Однако, вернемся к нашему балету. В основу его сюжета улеглась рождественская сказка Гофмана «Щелкунчик и мышиный король», написанная им в 1816-м году для детей своего друга и позже основательно перелицованная автором «Трех мушкетеров» Александром ДЮМА (отцом). 

     Заказчик, Директор императорских театров, обер-гофмейстер И.А. Всеволожский выбора Чайковскому не предложил. Зато предложил деньги, премьеру в императорском театре и внимание высочайших особ. Что ж, для европейского придворного композитора условия в общем-то стандартные. К тому же эти злосчастные «минус шесть тысяч»... И договор был подписан. Но об истинном отношении композитора к сюжету мы узнаем позже, из письма того же И.А. Всеволожского к самому Чайковскому. — «Я испытываю мучительный угрызения совести в том, что просил Вас об этом балете. Знаю, что он Вам не симпатичен. Исключительно по доброте душевной Вы не отказали мне».

     Вызывал нарекания и балетмейстерский план (сцены, такты, движения), заранее разработанный постановщиком Большого и Мариинского театров Мариусом Ивановичем ПЕТИПА. А ведь Чайковский должен был сочинять музыку, отталкиваясь именно от этого плана! Понимая это, заказчик умело интригует за спиной императорского хореографа. Вот что пишет Всеволожский, сам сценарист и театральный художник, композитору: «…Он (Петипа) то, что французы называют vieujeu («устарел»). Все соло и вариации, которые им придуманы для первого акта, лишены интереса для публики».

     Чайковский продолжает придерживаться схем Петипа, точнейшим образом и с изысканным вкусом облачает его наброски в музыкальную ткань, но реагируя на «пожелания заказчика», все же убирает свои великолепные «танцы»… из первого акта во второй. 

     Чайковскому заказывает «…детские инструменты (из симфоний Гайдна и Ромберга), ибо я хочу, — пишет Петр Ильич, — употребить их для своего будущего балета». И вскоре получает их, а также ноты «по коим играют на этих инструментах», в большом ящике, доставленном по железной дороге из Москвы. 

     Из Парижа, специально для сочинения музыки к «Щелкунчику» композитору привозят челесту — новый инструмент «с божественно чудным звуком», как определил его сам Петр Ильич.

     К тому времени Чайковский так увлекается сочинением и новациями, что сообщает в письме своему брату Модесту Ильичу: «…начинаю примиряться с сюжетом балета». Вот как! «Примиряться»! Гений съеживается до размеров высочайшей прихоти? Или это прихоть вынуждена привстать на пуанты в присутствии Гения? Точно ответить на этот вопрос затруднительно. Потому что музыка звучит пока только в голове композитора.

     Чайковский работает над балетом урывками: в дороге, за границей. И в конце концов просит отложить срок сдачи заказа: «…вернусь домой покойный и отдохнувший от всевозможных эмоций, испытанных в Париже и Америке, — пишет он Всеволожскому, — и начну понемножку с любовью работать, уверенный, что напишу два шедевра (простите за самоуверенность)». 

     Композитор говорит о «двух шедеврах» потому, что вместе со «Щелкунчиком» он принял заказ еще и на оперу. Правда, истории его взаимоотношений с балетом и с оперой сильно отличалась друг от друга. 

     Сюжет драмы Генриха Герца «Дочь короля Рене», который позже и воплотился в оперу «Иоланта», очаровал Чайковского «своей поэтичностью, оригинальностью и обилием лирических моментов». Петр Ильич дал себе слово «когда-нибудь положить его на музыку». Удобный случай представился во время переговоров с Дирекцией императорских театров. 

     Но вынужденный работать одновременно над сочинением двух, столь крупных произведений, композитор, по его же признанию, «пришел в отчаяние, почувствовав полную невозможность исполнить как следует взятое на себя дело». 

     Будучи в Берлине, он пишет брату: «Главное — отделаться от балета, а опера меня так занимает, и так нравится сюжет, что только дай мне две недели спокойствия — и я ее, наверное, напишу к сроку». Но «отделаться» все не удается. И Петр Ильич из двух зол решает выбрать любимое. Работа над «Щелкунчиком» прекращается, благодаря чему великолепная «Иоланта» появляется на свет годом раньше своего единоутробного брата.

     Предчувствие шедевра. Уверенность в себе. Наконец-то!

     В это время умирает горячо любимая, «безупречная, чудная» сестра Чайковского Александра Ильинична. И «…ранее начала июня за работу приняться не могу, — пишет Чайковский из Нью-Йорка, где его застает горестное известие. — Если бы я что-нибудь и написал, то написал бы скверно». 

     Скорбь композитора все-таки нашла отражение. — В потрясающем адажио из «Щелкунчика». Давайте попытаемся почувствовать это, «окунувшись» в оркестровую яму, растворившись среди скрипок и виолончелей, гобоев и флейт, убрав из поля зрения балерин и декорации*… 

 

Отдыхающие «снежинки» (1892 г.).

Премьера в Мариинском (1892 г.).

Современная постановка в Большом театре.

Бой Принца с Мышиным королем.

     Вернувшись на родину, Чайковский с головой погружается в работу. Однако запала надолго не хватает. В письмах мелькает: «Работа идет не так скоро, как вначале… Балет бесконечно хуже «Спящей красавицы» — это для меня несомненно». И вот наконец, наконец! «…С лихорадочной поспешностью и с постоянными сомнениями в годности своих творческих сил окончил начерно балет».

     Долгожданная премьера «Щелкунчика» состоялась 6 декабря 1892 года в Мариинском театре и вызвала шквалы критики. Любители классического балета ругали «излишне симфонизированную» музыку, неслыханно сложную для балетных спектаклей того времени. Поклонники гения Чайковского, восторгаясь собственно музыкой, называли балетную постановку «невообразимо безвкусной». 

     Что на самом деле произошло тогда на сцене Мариинского, мы с вами уже не узнаем. Однако, можно с уверенностью сказать, что время славно поработало над «Щелкунчиком»! За более чем сто двадцать лет существования этого музыкального спектакля в нем успели принять участие лучшие из лучших: Галина Уланова, Надежда Павлова, Рудольф Нуриев, Михаил Барышников, Николай Цискаридзе с Ниной Капцовой (Это она в начале главы исполняет Танец Феи драже)! Ставили этот балет и Герой Социалистического Труда Юрий Григорович, и те же Нуриев с Барышниковым, и Серж Баланчин! Декорации рисовали один из лучших русских импрессионистов Константин Коровин и скульптор Михаил Шемякин! Так что многое менялось в «Щелкунчике». Многое, кроме Музыки! Прекрасной и действительно сказочной! 

     Здесь мы предлагаем Вам лучшие, по нашему мнению, версии этого балета. Попробуйте посмотреть их с детьми. Ну, а если слово «балет» вас почему-то до сих пор пугает, попробуйте начать с отличного советского мультфильма 1973-го года. Впрочем, в природе уже образовалась и «барби-версия» «Щелкунчика». Что ж, в качестве первого детского шажка к вечнозеленой, как новогодняя ёлка, классике вполне годится! Ведь добрался же кто-то до кантат Баха и сонат Моцарта после того, как скачал их музыку для своего мобильника! Пусть не сразу. Но мы же никуда не торопимся! Как там у Царя Соломона? — Все приходит! Пусть и это придёт! 

 

------------------------------
     * Кстати, для исполнения музыки из «Щелкунчика» «в концерте», без хореографической «составляющей», по просьбе Русского Музыкального Общества Чайковский создал в феврале 1892 года, т.е. еще до официальной премьеры всего произведения, сюиту из балета «Щелкунчик». В нее вошли Миниатюрная увертюра, Характеристические танцы (Марш, Танец Феи драже, Русский, Арабский, Китайский танцы, а также Танец пастушков) и Вальс цветов.
     Премьера сюиты состоялась 7 марта 1892 года. Дирижировал сам автор, по скромному свидетельству которого «сюита имела успех». На самом деле публика с восторгом приняла своеобразный анонс «Щелкунчика». Позже, во время хаоса Гражданской и Отечественной войн, эвакуаций и переездов архивов оригинальная партитура Сюиты была утеряна и была обнаружена случайно среди макулатуры в 1946-м году. В настоящее время она хранится в музее Чайковского в Клину.

 

 

ЖИВОПИСЬ В БАЛЕТНОЙ ПАЧКЕ

     Декорации для первого «Щелкунчика», поставленного в Советской России в 1919 году, изготовил живописец,  виднейший представитель российского импрессионизма, театральный художник Константин КОРОВИН. Справа в верхнем ряду — его портрет, написанный Валентином Серовым в 1891 году. Слева  картина «На даче». «Париж» и «Парижское кафе»  во втором ряду. В третьем ряду  творческий отчет о поездке в Испанию, картина «У балкона. Испанки Элеонора и Ампара». Справа  портрет Ф.И.Шаляпина.

 
 
 

 

     Еще одним автором декораций и костюмов для Мариинского театра Санкт-Петербурга уже в наши дни стал скульптор и художник, автор скандально известного памятника Петру Первому в Петербурге Михаил ШЕМЯКИН. Он также собственноручно «подкорректировал» первоначальный балетмейстерский план Мариуса Петипа. В итоге именно костюмы и декорации стали главными героями спектакля. Один Танец «черных снежинок» чего стоит! Это я Вам без всякой иронии говорю! (См. «Щелкунчика» от Шемякина ниже).

 
 
 

«Щелкунчик» в Мариинском театре. Дирижер — В.Гергиев. Декорации, костюмы — Михаил Шемякин:

ЕЩЕ «ЩЕЛКУНЧИКОВ» — ХОРОШИХ И РАЗНЫХ!

 

КИНО ИЗ ДЕТСТВА

   
«Вечера на хуторе близ Диканьки» (1961 г.)   «Новогодние приключения Маши и Вити» (1975 г.)   «Чародеи» (1982 г.)

 

 

С Рождеством, дорогие меломаны!

 

Искренне ваши,

Лев КОМОВ, главный редактор интернет-журнала JAZZ-FёST!

Андрей НЕДОСТУП, выпускающий редактор,

Олег ЧИРКАШЕНКО, комиссар по делам завсегдатаев социальных сетей.