Заглянули

55004

любителей джаза

Заглянули 55004 любителей джаза

ДЖАЗ — ДОРОГА К СВОБОДЕ И УДОВОЛЬСТВИЮ!

Джаз — великий чёрный волшебник с лицом Луи Армстронга. Лёгкий взмах барабанной палочки, небрежная пробежка пальцев по саксофонным клапанам, пауза там, где её вчера не было и в помине, и… Век нынешний с его пылающим коктейлем из ритмов, культур, вер снимает шляпу перед веком прошлым — трогательным и грозным, романтичным и стремительным.

Джаз. Тысячи белых голубей в пронзительно синем небе. Тысячи новых мелодий в пронзительно знакомой теме. Джаз — искусство импровизации. Здесь важно не ЧТО играется, а КАК это играется, с каким настроением — холодной головой или каждой клеточкой тела. Однако здесь важно не только услышать. Важно домыслить услышанное, развить композицию, мысль музыканта. Поэтому соавторы музыки здесь и те, кто на сцене, и те, кто в зале.

Джаз… Да что о нём говорить?! Его слушать надо! К чему мы вас и приглашаем, дорогие друзья.

Здесь, в Музыкальном Клубе «Jazz — FЁST!» вы найдёте то, о чём, может быть, давно мечтали, но не знали, где это можно послушать. Здесь, в нашем Клубе, вы найдёте рассказы о музыкантах, их самые лучшие композиции, отличные песни, смелые эксперименты со звуком, а также суждения о джазе и рекомендации известных артистов, коллекционеров, меломанов, которых объединяет одно — любовь к Музыке. Всё равно какой — классической, импровизационной, популярной. Главное — любовь к музыке настоящей, интересной,живой.

Здесь будет мало слов и много джаза. И конечно же, здесь хватит места для всех гостей, увлечённых или только осваивающих этот самый молодой вид музыкального искусства.

И если эта идея вам нравится, то занимайте места в зале. Подальше от политики, поближе к сцене. Устраивайтесь поудобнее. Мы начинаем!

Искренне ваш, Лев КОМОВ.

18.09.2018 20:20

УИНТОН МАРСАЛИС. Министр ретро-джаза

Ему хватает смелости заявлять, что лучшее в джазе создано еще в первой половине прошлого века! Что и наэлектризованный джаз-рок, и развинченный фри-джаз, и всякие этно-, фанк-  и прочие перверсии джазом если и являются, то лишь отчасти. Что единственный путь вперед — это путь… назад, к творчеству Дюка Эллингтона, Луи Армстронга, Джелли «Ролла» Мортона.

— Да кто он такой, чтобы вот так перечеркивать усилия сотен собратьев по жанру? Что он сам сделал для развития этого важнейшего из американских искусств? Как зовут этого «шоколадного зайца»?

УИНТОН МАРСАЛИС — трубач Божиею милостью. Могучая ветвь на стволе яркой джазовой династии Марсалисов. Желанный партнер по сцене для многих и многих выдающихся музыкантов. Обладатель «Грэмми», Пулитцеровской премии, а также, пожалуй, самого длинного в истории грамзаписи списка официально изданных пластинок.

А ещё — руководитель практически государственного джазового оркестра Jazz at Lincoln Center Orchestra. Неофициальный «министр джаза» Америки. И всё же главное то, о чем действительно стоит говорить: Уинтон Марсалис — фантастически одарённый, смело мыслящий, обладающий тонким чувством стиля музыкант-импровизатор. Хотя свернуть с этого светлого пути в гору популярности его отговаривал… другой трубач, подлинный джазовый гений Майлз Дэвис!

Как-то раз, будучи в гостях у Марсалисов, тот увидел, что папа Уинтона, известный нью-орлеанский пианист Эллис Марсалис, подарил 6-летнему сыну трубу. Дэвис схватился за голову: пожалей малыша, Эллис! Ведь труба — чрезвычайно сложный инструмент! Однако Марсалис-старший только улыбнулся в ответ. — Так что не только милостью Божией, но и милостью папиной!

…Уже через каких-то 15 лет Марсалис-младший, точнее, один из Марсалисов-младших, поскольку братьев в семье было пять, по своей популярности вплотную подобрался к Майлзу! И причины для этого были весьма веские! — Многочисленные концерты, и гастроли, участие в международных джазовых фестивалях, пластинки, записанные Уинтоном, как в качестве приглашенного музыканта, так и в качестве лидера квартетов и квинтетов.

Вспомним, пластинки Straight Ahead и Keystone 3, созданные вместе с легендарным барабанщиком и душой ансамбля The Jazz Messengers Артом Блэйки…

…вспомним его собственные, ранние записи Wynton Marsalis и Think of One, совершенно неожиданный, виртуозно сыгранный, блестящий Carnaval с музыкой Паганини и Римского-Корсакова. Переслушаем и возникший как подражание квинтету Майлза Дэвиса и как развитие идей великого джазового новатора альбом «Black Codes (From the Underground)».

Обратили на себя внимание критиков и слушателей и великолепно препарированные в конце 80-х несколько альбомов джазовых «стандартов», а также первые подходы Марсалиса к произведениям композиторов эпохи «барокко» — Баха, Гайдна, Перселла, Генделя. Критики, естественно, критиковали. Мнения слушателей разделились: поклонники джаза плевались и продавали купленные впопыхах пластинки, любители классической музыки недоумевали. Кажется, в восторге был только сам Уинтон и его ближайшие партнеры по классической сцене.

Не устали? Тогда продолжим.

Чуть позже, уже нашедший «свой звук» и окрыленный признанием, перспективный и, казалось бы, устремлённый в будущее музыкант приходит к неожиданному выводу: пора перестать молиться на все новое! Ведь новое и с ходу ошеломляющее, при ближайшем рассмотрении часто оказывается ничуть не лучше, а подчас и гораздо хуже, бледнее «старого», традиционного джаза.

Что тому виной? — Возможно, музыка «барокко», к которой музыкант проникся самыми теплыми чувствами и в которой с комфортом освоился. А может быть дала о себе знать папина, «олд-скульная», ново-орлеанская закваска… Кто знает. Но так или иначе Марсалис всюду утверждает, что «подлинное новаторство в джазе состоит не в отходе от «традиции», а в её развитии. Пора перестать молиться на всё новое, которое вовсе не обязательно лучше старого… Джаз для меня в основе своей навсегда останется «музыкой для танцев». — Ну? Каково?

Впрочем, и танцы бывают такие, что ого-го! По форме — танец, по сути — чистейшей воды джаз! По идее — возвращение к корням. И в этом — весь Марсалис!

Так что теперь Марсалис жестко гнет свою линию: старается быть понятым не только музыкантами и критиками, но и обычным слушателем. Он черпает вдохновение и силу в лучших традициях «раннего джаза», создает музыку с человеческим лицом.

Чтобы понять о чем речь, давайте послушаем композицию попроще — Linus & Lucy с альбома 1995 года «Joe Cool's Blues», где он играет со своим отцом Эллисом и братьями Брэнфордом (тенор-саксофон) и Делфайо (тромбон, сведение записи, продюсирование).

Так Марсалис, стоя одной ногой в славном, хоть и подзабытом прошлом, работает на будущее. — Преподает музыку в колледжах, озвучивает детскую передачу «Улица Сезам», курирует создание документальных фильмов о развитии и ценностях любимого им жанра. За что подвергается многочисленным нападкам со стороны коллег и критиков. Например, знаменитый трубач Лестер Боуи считает всю деятельность Марсалиса «настоящим проклятием для джаза». Даже если это и звучит как джаз.

Выдающийся импровизатор, пианист Кейт Джарретт в своем флегматично-кучерявом возмущении ставит на место «трубача-ретрограда»: он играет «звук» и ничего больше, он — музыкант средней руки.

Даже сам Дэвис сказал о Марсалисе примерно следующее: он не может играть такое «дерьмо», которое играем мы.

А кто-то считает, что талантливый когда-то джазмен превратился в «классического» трубача и понятия не имеет, чем живёт современный джаз…

На это Марсалис, не задумываясь, отвечает:

— Скажите мне, как долго авангард будет называться авангардом? Ему уже больше полстолетия! Не секрет, что авангард породил много музыки, непригодной для восприятия. Она не воспринимается как художественное произведение. Возможно, что она и обладает социальным, философским, религиозным или каким-то другим значением, но не художественным.

Сам я, — продолжает музыкант, — никогда не был и не буду частью какого-либо направления или течения. Моя музыкальная философия объемлет всю джазовую историю. Я знаю, что мою музыку часто называют традиционной. Но для меня традиция — это новаторство моих предшественников.

И, судя по всему, предшественников не только джазовых. Ведь Марсалис одинаково хорошо и с одинаковым удовольствием играет как джаз, так и классическую музыку. Послушайте, например его дуэтную пластинку 1992 года Baroque Duet, записанную с оперной дивой Кэтлин Бэттл, или более раннюю «Wynton Marsalis Plays Handel, Purcell, Torelli,.. » (1984 г). — Сплошное удовольствие! Чарующая музыка «барокко», прекрасный голос инструмента Марсалиса. Слушаешь и словно погружаешься в какую-нибудь «костюмную мелодраму»: свечи, кареты, корсеты, напудренные парики…

Кстати, играть классическую музыку, по признанию самого Марсалиса, он учился, слушая пластинки с записями известного советского трубача-«классика» Тимофея Докшицера. Знаете такого? — А вот мы сейчас и послушаем…

Серьёзный подход к классике не мешает Марсалису столь же серьёзно относиться и к блюзу:

— Блюз — это центральная часть, суть не только моей музыки, но и всего джаза. Это утверждение верно и для Армстронга, и для Эллингтона, и для Монка. Блюз у меня в крови. Это не просто музыкальная форма, это — способ общения с миром, разновидность мироощущения. И первый опус. Который я написал ещё в школе, был блюзом!

Ну, а раз так, то и понятно, что послужило основой для сотрудничества Марсалиса с легендарным рок-музыкантом, манера игры которого имеет мощные блюзовые корни, Эриком Клэптоном.

Говоря о красавчике Уинтоне, нельзя ещё раз не вспомнить и о его отце и братьях, трое из которых добились значительных высот в импровизационной музыке. Тот, что помладше — Делфио, играя на тромбоне, продюсирует и записывает пластинки, как свои, так и Уинтона. Самый младший — Джейсон, сев за ударную установку, участвовал в записи своей первой пластинки уже в 14 лет (Ellis Marsalis Heart of Gold). Старший брат — Брэнфорд стал известным саксофонистом-«колтрейнистом». При этом сам сын великого Джона Колтрейна, тоже тенор-саксофонист Рави признался однажды, что открыл для себя джаз благодаря Брэнфорду а не своему отцу.

Свой яркий звук Брэнфорд оставил на пластинках Арта Блэйки (превосходный, энергичный Keystone 3, вместе с Уинтоном), ДиззиГиллеспи (NewFaces), Стинга (Bring on the Night, Nothing Like the Sun), Тины Тернер, Стиви Уандера, играл на одной сцене с Crosby, Stills & Nash. Grateful Dead, с Брюсом Хорнсби и т. д.

Естественно, были и семейные пластинки — «Fathers and Sons» (1982), «The Marsalis Family: A Jazz Celebration» (2003). Однако для знакомства с творчеством в первую очередь Уинтона лучше всего подойдут альбомы «Joe Cool's Blues», «Standard Time, Vol. 3: The Resolution of Romance», а также превосходное посвящение великим певицам прошлого — Билли Холидэй и Эдит Пиаф, записанное в 2010 году вместе с аккордеонистом Ришаром Гальяно — «From Billie Holiday to Edith Piaf: Live in Marciac». А кому-то, я уверен, придется по душе пластинка-посвящение Рэю Чарльзу, которую Марсалис выпустил в 2011 году вместе с Вилли Нельсоном и Норой Джонс — «Here We Go Again: Celebrating the Genius of Ray Charles».

В моих же безусловных фаворитах 7-дисковая стенограмма выступлений септета Уинтона Марсалиса в легендарном джазовом клубе Village Vanguard. где в своё время, под стук вилок и звон бокалов, записали свои шедевры Билл Эванс, Джон Колтрейн, Сонни Роллинз, Арт Пеппер, Декстер Гордон и др. — Live at the Village Vanguard (1999 г, 7CD).

На фото: редкие экземпляры из личной коллекции автора, 7-дисковая коробка Wynton Marsalis Septet. Live at the Village Vanguard и 3-дисковая коробка Blood on the Fields с более, чем двухчасовой историко-романтической ораторией, сочинённой Марсалисом в 1994 году и записанной в Большом Зале Великой Масонской ложи в 1997-ом вместе с вокалистами Джоном Хендриксом, Кассандрой Уилсон, Майлзом Гриффитом, саксофонистом Джеймсом Картером и др. При этом сам Марсалис дирижировал и играл на трубе. Именно это полуграндиозное сочинение Уинтона Эллисовича и было удостоено Пулитцеровской премии!

Теперь все законы жанра требуют какой-то ударной концовки, демонстрации дюжины фотографий в диапазоне от «Уиня на горшке» до «Уинтон Марсалис несёт домой статуэтку «Грэмми». Однако, ведь «песенка» Марсалиса до конца не спета. Да и возможности Форума позволяют нам плавно перетечь в соответствующую тему раздела «Музыка» и продолжить разговор об этом выдающемся трубаче — с парадом имеющихся в наших коллекциях пластинок, прослушиванием аудиозаписей и их обсуждением. И уж куда без споров вокруг главного вопроса: а жив ли джаз? И если жив, то чем? Куда и чьими стараниями развивается?

В общем тема есть. Дело за импровизаторами!

Ну, и на дорожку — You Don't Know Me в исполнении Марсалиса и Норы Джонс.

Искренне ваш, by Upgrader.

Комментировать

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Впишите цифры с картинки:

Ещё читать! Ещё слушать!